Художник Михаил Бычков

творческая биография / книжные иллюстрации / контакты

ТРИ ТОЛСТЯКА ЭМИЛЬ ИЗ ЛЕННЕБЕРГИ НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ У ЛУКОМОРЬЯ КРОКОДИЛ ТРИ ТОЛСТЯКА (НОВЫЙ ВАРИАНТ) ПИППИ ДЛИННЫЙЧУЛОК ДЖЕК-БОБОВЫЙ РОСТОК СОКРОВИЩА ГОРЫ ИЛЬ-УРУН ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ ПОЮЩИЕ БУЛОЧКИ ПИТЕР ПЕН МЕСЬЕ, МЕСЬЕ, КОТОРЫЙ ЧАС? СОЛДАТСКИЙ РАНЕЦ ЖИЗНЬ АНТУАНА ДЕ СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ ТАНЕЦ МАЛЕНЬКОГО ДИНОЗАВРА ПОДАРОК ТРОЛЛЯ АЛЫЕ ПАРУСА ЧЕРНАЯ КУРИЦА СЕРЕБРЯНОЕ КОПЫТЦЕ МОРЕ ДЕТСТВО БЫЛИ


А.С.Пушкин
«У лукоморья»
С-Петербург - Москва,
«Речь», 2015 г.
32 стр. 270 х 300 мм.

1 / 2 / страницы
1 / 2 / страницы
Послесловие художника

«У лукоморья дуб зелёный…» Каждое слово, каждая строка дышат детством, любимы с младенчества. Непросто было преодолеть робость, трепет и взяться за эту книгу. Это же Пушкин! Любимый Пушкин! Начиная, я никак не предполагал, что тридцать пять на первый взгляд простых строк потребуют от меня огромной концентрации сил и воображения. До «Лукоморья» я почти не занимался русскими сказками. Почувствовав скудость моих познаний, я обратился к славянской мифологии, фольклору. Читал о Бабе Яге, русалках, леших. Я обнаружил огромную сферу, у которой есть множество знатоков со своими, порой различными мнениями. Но… к Пушкину это имеет мало отношения. Александр Сергеевич верен себе. «Лукоморье» — его особенное волшебное пространство. Мир Пушкина — добрый! Этим он отличается от фольклора и мифологии. Самым важным и сложным для меня в этой работе было создание атмосферы Лукоморья — таинственной, загадочной. Приступая к рисованию, я настраивался, аккумулировал её в душе и бился до последнего, стремясь к точности образа и передаваемого чувства. Предельной простотой и лаконичностью определений Пушкин в «Лукоморье» даёт бесконечный простор воображению художника. «Дуб зелёный» — и всё! И рисуй, как хочешь. Для меня лукоморский дуб стал средоточием и символом мощи сказочных сил, осью волшебного мира. Про «кота учёного» Пушкин написал на полях рукописи: «Кот, несхожий ни с каким котом». Я долго думал, перебирая варианты, в чём же зримо может проявляться его «учёность» и «несхожесть». Мне показалось, что кот, который ходит по цепи на задних лапах с книгой и вдохновенно «сказки говорит», не очень похож на обыкновенного кота. А вот прототип «златой цепи» я случайно обнаружил на Стрелке Васильевского острова. Чтобы её сковать, понадобилось всё моё недюжинное профессиональное терпение. Пришлось призадуматься над внешностью русалки. Что ей рисовать — ножки или хвост? Есть разные мнения. Мне всё же кажется, что у пушкинской русалки должен быть красивый рыбий хвост. Много раздумий вызвала у меня загадочная строка «Там русский дух… там Русью пахнет!» Мне представились русские богатыри — огромные, могучие, вырастающие из гущи лесов, просторов пашен, шири рек. Я, честно говоря, побаивался, приступая к портрету Пушкина. Фото в ту эпоху не было. Я изучил все известные изображения Александра Сергеевича. В этой книге — мой Пушкин: молодой, светлый, трепетно мной любимый. Я очень рад, что мне выпало счастье прикоснуться к поэзии Пушкина, поработать над текстом, столь дорогим сердцу каждого из нас.

Михаил Бычков

12 июля 2016
© Михаил Бычков творческая биография / книжные иллюстрации / контакты